MENU

Как повар Чарлз Джуфин спасся с Титаника

Говорят, что пьяному море по колено. Выпивший человек может выжить даже в критической ситуации, после которой любой трезвый уже давно сыграет в ящик. Этот феномен проявился и во время гибели Титаника, когда напившийся виски пекарь Чарлз Джуфин оказался одним из немногих выживших.

Чарльз Джон Джуфин родился 3 августа 1878 г. в Ливерпуле. Соответственно, катастрофа с «Титаником» застигла его в возрасте 33 лет. На «Титаник» он перевёлся на должность шеф-пекаря с «Олимпика»,  лайнера того же проекта, что и «Титаник». 14 апреля 1912 года, в 23.40 «Титаник» столкнулся с айсбергом. Через полчаса после столкновения началась эвакуация пассажиров и команды. В 2 часа 5 минут ночи 15 апреля была спущена на воду последняя спасательная шлюпка (складная шлюпка D). В 2 часа 20 минут «Титаник» затонул, в воде оказались сотни людей.

Температура воздуха и заборной воды была примерно равна — 0 градусов по Цельсию. Вода была ледяная. Учёные нас учат, что «возможные сроки пребывания в воде имеют большие индивидуальные различия, а степень охлаждения зависит также и от температуры воды, одежды, физической активности и температуры тела до погружения в воду. Время безопасного пребывания в ледяной воде возможно не более 0,5 ч, а в некоторых случаях люди умирают через 5–10 мин.

Такого времени недостаточно для чрезмерных потерь тепла, которые могли бы привести к смертельному охлаждению, и причину смерти многие ученые объясняют холодовым шоком, наступающим от воздействия холодной воды». Шеф-пекарь Чарлз Джуфин был разбужен, подобно множеству людей на «Титанике», странным, сопровождавшимся скрежетом толчком и, подобно многим другим, чуть позже полуночи услышал команду общей тревоги. Но Джуфин не просто явился на шлюпочную палубу. Он рассудил, что коль скоро нужно готовить шлюпки, то нужно подготовить и провиант для них; по своей собственной инициативе он собрал свой состоявший из 13 пекарей штат, и вместе они обшарили продовольственную кладовую «Титаника» в поисках наличного хлеба. После этого пекари поднялись на верхнюю палубу, каждый неся по четыре каравая. Покончив с этим, Джуфин удалился в свою каюту на левой стороне палубы E, чтобы промочить горло глотком виски. Примерно в 0 часов 30 минут он почувствовал себя достаточно подкрепленным, чтобы вновь подняться к своему месту по шлюпочному расписанию — у шлюпки №10. На этой стадии эвакуации было пока еще трудно уговорить женщин садиться в шлюпки, и Джуфин прибег к наиболее действенным мерам. Он спустился на прогулочную палубу и силой стал вытаскивать отдельных женщин наверх. Затем, пользуясь его собственным выражением, он «швырял» их в шлюпку. Грубо, но эффективно.

Согласно шлюпочному расписанию, Джуфин должен был покинуть «Титаник» в качестве старшины шлюпки №10, однако он решил, что в ней и без него предостаточно мужчин, выпрыгнул из шлюпки и, вместо того чтобы покинуть в ней «Титаник», помог спускать ее на воду. Его эвакуация в этой шлюпке, объяснял он позже, «явилась бы дурным примером». Времени было уже час двадцать ночи. По наклонившимся ступенькам он резво пробежал обратно к себе в каюту на палубе E и налил очередной стаканчик виски. Сидя на койке и смакуя свой напиток, он видел, как вода, журча, прибывает через дверной проем, разливается по клетчатому линолеуму и подбирается к верху его ботинок, но особого значения этому не придал. Через некоторое время он увидел, к своему удивлению, тишайшего доктора О'Локлина, рыскающего в этом районе судна. Джуфину и в голову не пришло спросить, что ищет здесь этот пожилой джентльмен, однако близость буфета дает основание предположить, что мысли доктора и Джуфина развивались в тот час в одинаковом направлении.

Так или иначе, Джуфин коротко поздоровался с доктором и отправился на шлюпочную палубу. Он поспел в самый раз: опоздай он немного, и воспользоваться лестницами или трапами было бы уже невозможно, поскольку наклон палубы стал еще более крутым. Хотя все шлюпки уже ушли, ничего похожего на уныние Джуфин не испытывал. Он пошел на закрытую прогулочную палубу B и начал швырять в окна шезлонги. Другие наблюдали за его действиями, но помогать не помогали. В общей сложности им было выброшено за борт примерно 50 кресел.

Это была утомительная работа, поэтому, подтащив последнее кресло к краю палубы и протиснув его в окно (для него эта операция была похожа на продевание нитки в иголку), Джуфин удалился в буфет на правом борту палубы A. Часы показывали 2 часа 10 минут. Утолив свою жажду — на этот раз водой, — он услыхал нечто похожее на грохот: как будто что то не выдержало нагрузки и рухнуло. Вокруг него стали падать чашки и блюдца, накал нитей в лампочках сделался красным, над собой он услышал топот бегущих в корму людей. Он пулей вылетел из буфета, направляясь в кормовой конец палубы A, и оказался в хвосте у толпы людей, покинувших шлюпочную палубу и устремившихся в том же, что и он, направлении. Насколько это было возможно, Джуфин старался не попадать в давку, сохраняя свое положение в арьергарде толпы. Он скатился по ступенькам на палубу B, оттуда — на кормовую палубу. Как только он попал туда, «Титаник» резко накренился на левый борт, и большая часть бегущих людей была низринута к леерному ограждению этого борта, где образовалась огромная куча человеческих тел. Один Джуфин остался на ногах.

Соблюдая осторожность и в то же время оставаясь совершенно спокойным, он продвигался в корму, удивительно хорошо сохраняя равновесие. Корма поднималась выше, одновременно корпус лайнера кренился на левый борт. Наклон палубы сделался настолько крутым, что стоять на ней уже не было никакой возможности; Джуфин перелез через перила леерного ограждения правого борта и буквально стал на борт судна. Все еще держась за поручень, но с внешней стороны ограждения, он продвигался по борту наверх, к корме, и достиг выкрашенного в белый цвет стального настила палубы юта. Теперь он стоял на самой оконечности скругленной кормы «Титаника», которая поднялась над поверхностью моря примерно на 50 м. Этот момент запечатлён Джеймсом Кэмероном в филмье «Titanic» — когда Джек Доусон (диКаприо) и Роза де Витт-Букатир (Винслет) перелезли за леера на торчащей поплавком корме лайнера, рядом с ними сидит человек в костюме кока и неторопливо отпивает из маленькой фляжки. Это и есть, по замыслу режиссёра, наш герой Джуфин. Не торопясь, Джуфин подтянул лямки своего спасательного нагрудника, потом взглянул на часы — они показывали 2 часа 15 минут. Подумав немного, он снял часы с руки и спрятал их в задний карман брюк. Положение, в котором он очутился, начало его несколько озадачивать, но тут он почувствовал, что корма стала уходить у него из под ног, словно он спускался в лифте. В тот момент, когда поверхность моря сомкнулась над кормой «Титаника», Джуфин соскользнул в воду, даже не замочив головы.

Он плыл в ночном океане, нимало не обращая внимания на студеную воду. Было четыре часа ночи, когда он увидел то, что в сером свете занимавшегося утра показалось ему обломком кораблекрушения. Он подплыл ближе и обнаружил, что это перевернутая складная шлюпка B. Днище шлюпки было усеяно людьми, и Джуфин не мог взобраться наверх, поэтому он плавал вокруг шлюпки до тех пор, пока не заметил среди стоящих людей своего старого приятеля по камбузу — кока Джона Мейнарда.

Кровь, как говорится, гуще воды; Мейнард протянул руку, Джуфин ухватился за нее и держался, болтая ногами в воде, все еще основательно защищенный винными парами от холода. Другие не заметили его — отчасти ввиду того, что слишком замерзли, отчасти потому, что все теперь следили глазами за горизонтом на юго востоке. Часа через полтора, когда начался подъём спасшихся из шлюпок на «Карпатию» (а для того, чтобы спастись, гребцы в шлюпках должны были сами подойти к кораблю), людей, находящихся на перевёрнутой «парусинке» B стали перемещать в другие шлюпки.

Пекарь Джуфин, находившийся в воде, вовсе не тревожился о том, как он будет пересаживаться. Он просто отпустил руку Мейнарда и подплыл к шлюпке №4, куда его и втащили, все еще предохраняемого от холода парами виски. Таким образом, шеф-пекарь пробыл в ледяной воде около двух с половиной часов, пока не оказался в шлюпке, естественно в полностью промокшей одежде. На борт «Карпатии» он поднялся ещё позже. Cам он написал в своём отчёте вот что: Я перелез за леера на корме. Оказался в воде. Подумал, что найду какой-нибудь обломок, поплык вперёд и нашёл раскладную шлюпку [B], где был Лайтоллер [старпом] и ещё около 25 человек. Там не было места для меня. Я попробовал влезть, но меня спихнули, и я стал болтаться рядом. Я переплыл на другую сторону шлюпки, и там кок Мэйнард, который меня узнал, помог мне, стал меня держать [за руку]. По разным сведениям, Джуффин выпил в течение двух часов (с полуночи до 2) около полутора/двух литров виски и джина.

Многие считают, что Джуфин спасся лишь благодаря тому, что выпил много спиртного, однако, не следует забывать, что алкоголь, хотя и притупляет чувство холода, на самом деле способствует гипотермии. После «Титаника» Джуфин продолжил морскую службу, был на борту судна «Орегон», когда то затонуло в Бостонской гавани. Конечно, спасся. После чего служил на американских транспортах, во время Второй Мировой войны перевозивших войска. Был женат, вырастил дочку. Умер удачливый повар 9 декабря 1956 года в г. Патерсоне, в штате Нью-Джерси в возрасте 78 лет.



 

Категория: Бухимань | Добавил: Angalyon (09.08.2019)
Просмотров: 15
Всего комментариев: 0
avatar